Астана
Сейчас
-10
Завтра
-13
USD
371.31
0.00
EUR
419.32
0.00
RUB
5.59
0.00

Ради выживания власть должна радикально улучшить PR — Аскарбеков

Провалы в коммуникациях с обществом со стороны власти стали регулярными. Ситуация, когда здравые по сути инициативы власти отвергаются населением, а чиновники высшего ранга испытывают очевидные трудности в коммуникациях с рядовыми казахстанцами, заставляет задуматься о качестве государственного пиара.

Как должен строиться диалог власти и общества, что определяет его успехи и провалы – эти вопросы мы обсудили с известным казахстанским политтехнологом и пиарщиком, почетным членом «Клуба PR-шы» Ерланом Аскарбековым.

Отторжение перемен — это нормально

 Казахстанцы не поддержали ни земельную реформу, ни переименование столицы, ни временную регистрацию. Какие механизмы пиара не были задействованы властью при продвижении реформ? Почему население так остро реагирует на нововведения?

— Есть такая методика АРВ – анализ регуляторного воздействия. Когда планируются изменения, у нас разработчики наивно предполагают, что народ будет или равнодушен, или молчалив, или «встречать с цветами». На самом деле

уже в течение десяти лет растёт сопротивление изменениям. Более того, это и есть нормальное состояние общества

Если с самого начала предполагать, что все нововведения могут быть восприняты «в штыки» самыми неожиданными лицами, то нашим государственным мужам сразу станет ясно, что нужно заранее проводить превентивные меры в области государственного PR, и они должны быть эффективными и современными. И на уровне отдельных лиц это понимание есть, например, его продемонстрировали Тажин в феврале 2013-го и Сагинтаев в январе 2017-го.

Но нет понимания системного, нет правильного подхода, нет обучения высших чиновников и депутатов, 90% просто безграмотны в этой сфере, до сих пор нет правильной системы государственного PR, особенно по превентивной работе с сопротивлением, проводимым регуляторным изменениям.

 Не секрет, что авторитет государства складывается не только из результатов работы его органов, но и от того, как они преподносятся населению. Можно ли сказать, что те или иные настроения в обществе — это успех/провал осуществляемого государственного PR?

— Существует четыре фактора, определяющие настроения в любом обществе:

  • реальная внутренняя политика, особенно на местном и микроуровне;
  • государственный PR;
  • вся предыдущая история народа. Одно дело, если у вас 1000 лет работает презумпция невиновности и 400 лет верховенство Конституции. Другое, если 25 лет назад были ограничены в пользовании ксероксы, факсы и пишущие машинки, а 50 лет назад страна была наполнена концлагерями;
  • влияние зарубежной ноосферы. Это не только зарубежные СМИ и Интернет, но и ежедневные сотни тысяч живых контактов с иностранцами разных стран в разных сферах.

Засекретьте все события в стране. Уничтожьте все негосударственные СМИ. Превратите наш несовершенный кривой-косой государственный PR в пропаганду. «Хабар» — в сводки Агитпропа. Уничтожьте все сотовые телефоны, спутниковые тарелки, всех Интернет-провайдеров, опять ограничьте ксероксы, факсы и пишущие машинки, отберите компьютеры у населения и бизнеса. Бизнес тоже уничтожьте вместе с 1,5 миллионами бизнесменов. Арестуйте всех несогласных, болашаковцев, да и всех, кто выезжал зарубеж с 1985 года. Запретите выезд за границу, уничтожьте все публикации и книги с 1985 года и опять запретите любую информацию об истории народа. Вот это логично.

Верните страну в 1984 год. Или в 1937. Это метод Пол Пота. Последствия для Кампучии всем известны.

Не нравится? Тогда вернёмся к фактам.

Историю не переделать. Закрываться невозможно, не уничтожив самих себя

Реальные внутренние реформы, я о парламентской реформе, пока что красиво заявлены, но ещё нет прецедентов, чтобы депутаты воспользовались полученными 10 марта полномочиями.

Единственное, что государство может и должно радикально улучшить ради собственного выживания – это государственный PR.

Государственный пиар пока идет к пропасти

В 90-е и начале 2000-х годов в Казахстан активно привлекались зарубежные PR-консультанты, представители компаний с мировым именем. Как обстоят дела сегодня? Привлекаются ли зарубежные PR-специалисты в государственный сектор или у нас уже сформирован свой профессиональный PR-пул? Где находится кузница казахстанских PR-щиков?

— К сожалению, вы ошиблись. Крупный проект был только один раз. В 1994-1997 Burson-Marsteller (основана в 1953 году) сопровождала первую пенсионную реформу. Возможно, были какие-то мелкие проекты. Но ни один офис «великого», как я выражаюсь, агентства не открылся. Недавно стали закрываться они и в России. Это говорит о том, что 1/6 земной суши и в вопросе развития PR отрасли пошла опять куда-то в страшную пропасть от основной дороги человечества, как говорил Гоголь. Был, правда, огромный контракт с Тони Блэром, но он, по моему глубокому убеждению и впечатлению от работы с его сотрудниками, не пиарщик, а GR-щик. Т. е. он помогал Акорде на каком-то этапе в связях с руководителями крупнейших держав.

Пул существует. Около 1000 человек в стране считаются пиарщиками. Из них около 100 много что умеют. Наконец, четверо, а может только три человека успешно делали проекты высочайшего уровня сложности. Эти трое-четверо вполне по квалификации могли бы постоянно успешно консультировать Министерство информации и коммуникаций или возглавить филиал «великого» агентства. Но это потенциал, а не сегодняшняя реальность. Пока что мы бессистемно, эпизодически консультируем власть. А «великие» агентства не имеют ни одного полноценного филиала (нельзя путать аффиляцию, соглашение и полноценный филиал).

«Кузницы» не существует. Все учатся как-то сами, прежде всего каждый день на практике. Это тоже должно поменяться. Но наши вузы пока что крайне далеки от реалий рынка или госслужбы. Это, впрочем, типично для всех бизнес-специальностей.

Конгресс мировых религий как успешный проект

Несмотря на некоторые, откровенно говоря, неудачные пиар-кампании, в стране больше успешных проектов. Какие, на ваш взгляд, PR-кампании государства стали самыми успешными?

— Выше всего я ставлю Конгресс мировых религий. Вместо ЭКСПО лучше бы мы проводили его каждые 2 года на самом высоком уровне – Папа римский, далай-лама, константинопольский патриарх и другие. Тогда бы у нас давно открылись постоянные корреспондентские пункты всех глобальных СМИ.

Мы видим, что в Казахстане выделяются огромные средства на госинформзаказ или так называемую «джинсу». Насколько мне известно, вы противник проплаченных материалов в СМИ и считаете их абсолютно неэффективными. Однако какую альтернативу можно предложить для укрепления имиджа государства? Иными словами, куда можно направить эти средства, чтобы был эффект?

Я считаю их не неэффективными, а антиэффективными. Т. е. те сотни миллионов долларов на «джинсу» уничтожают наше государство, не давая состояться социальной базе власти, убивая индекс ее доверия, размывая общественный договор. И это при объективных успехах Республики Казахстан!

А деньги нужно направить на повышение зарплат рядовым журналистам государственных СМИ, на возрождение культуры как современной, так и традиционной, на основание большой сети корреспондентских пунктов. На создание независимого рейтинга с запломбированными пиплметрами. На спецтренинги порядка 10 тысяч чиновников и т. д. Все всё знают, что нужно делать, чтобы привести государственный PR к профессиональным стандартам качества. И ничего пока что не меняется.

Почему депутаты попадают под огонь?

За свои неуклюжие высказывания казахстанские депутаты и министры регулярно попадают под критику общественности. Очевидно, что представители власти уже откровенно боятся объективов телекамер. Существуют ли какие-либо рекомендации по общению представителей власти со СМИ? Возможно, наши государственные мужи с ними незнакомы?

— Выше я уже ответил. Существует специальное профессиональное обучение, как правильно выступать на собраниях, как общаться с прессой, как правильно спорить. Много информации лежит в Интернете бесплатно. Возможно, треть наших деятелей что-то бессистемно читали. Но, во-первых, важен конкретный тренер, его практический опыт. А во-вторых,

пиар первого руководителя нужно «ставить на ноги» только вместе с пиаром всей его организации

Обучение ведётся эпизодически и крайне редко. Нужно одновременно переобучить и ежегодно жёстко переаттестовывать примерно 10 тысяч топ-менеджеров министерств, всех акиматов, нацкомпаний, РГП, КГП, СПК, комитетов и агентств.

В каких странах государственный PR находится на должном уровне? Что нужно сделать, чтобы коммуникации между властью и обществом в Казахстане вышли на новый уровень?

— На родине современного PR, в Британии и США. Нужно осознать цену вопроса – выживание страны – и честно признать самим себе, что ситуация неудовлетворительная.

Я давно обнаружил, что

истинным «выхлопом» пиара является власть. Власть как способность ненасильственно, без подкупа менять мнения огромных масс

Поэтому истинная цена провала или успеха нашего государственного PR – это слабость или мощь всей госмашины, её хрупкость или устойчивость в этом качающемся мире.