«Террористическая эмиграция» из Средней Азии растет