18+
Астана
Сейчас
-2
Завтра
-7
USD
377.62
0.00
EUR
426.03
0.00
RUB
5.67
0.00

Спутниковая карта древнего Шелкового пути привела к сенсационным открытиям

Термин «Шелковый путь» ввел в обращение немецкий исследователь-антрополог, барон фон Рихтхофен в 1877 г. Он вдохновлялся путевыми записками Марко Поло.  С тех пор ученые собрали достаточно информации, но никто из них не дал внятного ответа, откуда и как во внутриконтинентальной Евразии возникла самая сложная и геополитически важная торговая система древнего и средневекового мира.

Команда международных ученых составила так называемую модель накапливания потоков (или аккумуляции потоков). Из нее следует, что практически 75% древнейших участков Великого шелкового пути, пролегающих внутри континента, совпадают или связаны с длительными маршрутами, проторенными кочевниками Центральной Азии, по которым они перегоняли скот к летним пастбищам еще 5000 лет назад. То есть задолго до того, как отправился в свое знаменитое путешествие Марко Поло.

Майкл Фрачетти

Майкл Фрачетти

Майкл Фрачетти, профессор антропологии Вашингтонского университета и руководитель исследовательской группы, говорит:

— Наша модель показывает, что долгосрочная стратегия мобильности, которую выработали кочевники-скотоводы, привела к построению жизнеспособной структуры маршрутов сезонных миграций на летние пастбища. Она существенно коррелирует с эволюцией построения Шелкового пути и взаимодействия, в которое он вступал, когда пересекал горы континентальной Азии.

Результаты исследования опубликованы в журнале Nature. В процессе моделирования использованы данные спутникового анализа, географии расселения человечества, археологии и система ГИС.  Предварительным выводом исследования стало то, что ко многим центрам торговли и перевалочным пунктам Шелкового пути простирались альтернативные маршруты, про которые ранее наука не знала. В подкрепление вывода была составлена карта высокого разрешения с указанием сетки этих древнейших маршрутов, не изученных ранее.

Расшифровка линий

Красными линиями на иллюстрации выше отмечены самые вероятные магистральные маршруты, по которым кочевники гнали свой скот с высокогорных пастбищ (теневые участки карты) на летние угодья в долинах (отмечены серым цветом).

«Места расположения древних городов, поселков и караван-сараев долгое время были иллюстрациями того, как по всей сети Шелкового пути развивалось взаимодействие всех вовлеченных сторон. Точное определение этих множественных маршрутов долгое время было недостижимой задачей. Поэтому мы знаем крайне мало о деталях маршрутов, которые на протяжении тысячелетий использовались торговцами, монахами и миссионерами для изучения и вступления во взаимодействие с местным населением горных районов внутренней Азии».

В прошлом ученые определяли прохождение путей и дорог через составление моделей самых прагматически экономичных и целесообразных, по их мнению, маршрутов между ключевыми узлами Шелкового пути. Но Майкл Фрачетти возражает:

— Такой подход – прямая линия между двумя точками, имеет смысл для моделирования маршрутов на равнине, где торговля между городами облегчена. Но «прямая линия от точки до точки» не есть способ, которым древние кочевники передвигались по сложному и пересеченному горному рельефу. Маршруты Шелкового пути и взаимодействие разных сторон вдоль него никогда не были статичными процессами. Торговые караваны умели ориентироваться в пространстве, но в горах тем не менее торговые маршруты развились на древнейших тропах кочевников. Ведь номады располагали большими знаниями и стратегией о том, как организовать мобильные процессы в горных условиях.

Методика исследования

Оазисные общества, которые развивались в жарких и безводных условиях, были отделены друг от друга горными массивами. Горные кочевники, наоборот, объединялись перед лицом природы – жаркое лето в Центральной Азии выжигает и обезвоживает равнины. Значит за много веков существования кочевники должны были выработать способ спасения. Таким стал уход в горы от летнего солнца, выжигающего траву на равнине.

Чтобы доказать это, исследовательская группа разработала симуляционную модель, отображающую передвижения кочевников (им был присвоен термин «потоки»), в зависимости от состояния и готовности пастбищ. При этом

исследователи сознательно отошли от привязки создаваемой ими сетки горных троп к самому Шелковому пути, но конечная модель показала совпадение Шелкового пути и его инфраструктурных объектов с этой сеткой

Доказательство этого предположения являет собой очень серьезный вызов даже для группы, упакованной новейшим оборудованием. Потому что центральная магистраль Великого шелкового пути простирается по самым неприступным и отдаленным горным массивам Евразии – Гиндукушу в Северном Афганистане, Памиру в Таджикистане, Джунгарскому хребту в Казахстане, Тянь-Шаню и Алтаю.

Детали исследования

Использованный инструментарий включает в себя вышеупомянутую систему ГИС и базу данных спутниковых сенсоров. Как правило такие инструменты используются, и очень широко, гидрогеологами и экологами планеты для создания симуляционных моделей поведения воды – рек, озер и сезонных накопителей влаги. Симуляционные модели поведения воды основаны на свойствах воды двигаться под воздействием притяжения земли с вершин гор вниз. Так сами гидрогеологи могут более-менее точно подсчитать количество мелких потоков, далее объединяющихся в крупные реки или накапливающихся в больших озерах.

Группа Фрачетти заменила вводные данные — вместо силы притяжения стала учитывать плотность растительного покрова, чтобы рассчитать, как степень пышности пастбищ привлекала многочисленные потоки перегоняемого сезонно кочевниками скота – снизу вверх, т. е. как раз-таки против силы притяжения земли. Способ оригинальный и по-степному прагматичный – здесь и сейчас подладить готовое под новое и двигаться далее. Отмечаем, что горные массивы внутренней Евразии простираются более чем на 4000 километров.

Изучаемая территория была разбита на сетку, каждая ячейка которой на сторонах была длиной в один километр. Каждой ячейке, в зависимости от плотности и богатства травяного покрова присваивался рейтинговый код. Плотность и богатство травяного покрова составлялась на основании мультиспектральной спутниковой съемки. Нечто подобное используют страны, которые могут позволить себе задействовать спутники для борьбы с наркокартелями. Такая же разбивка на ячейки, но вместо притяжения земли или плотности пастбищного травяного покрова вводится плотность присутствия в растительности конкретного наркотического растения – листьев коки, плантаций опиумного мака и марихуаны, которые зачастую маскируются среди представителей других видов растительного мира.

Выводы Фрачетти

Программное обеспечение ГИС использовалось для того, чтобы рассчитать те маршруты, которыми скотоводы-кочевники двигались под горку — к своим аулам на равнинах. То есть когда переходили на подножный корм и, следовательно, двигались следом за разведчиками, которые высматривали любые места, пригодные для добычи этого подножного корма. Приятно осознавать, что кто-то так глубоко проник в образ мышления наших предков. Лестно и то, что

крупный ученый Майкл Фрачетти сделал один очень правильный вывод, от которого бегают некоторые наши соотечественники

– кочевники, в достижении своих исключительно практических целей и задач в условиях сурового климата и воинственной жизни не просто так нарезали своей конницей круги. Они просто не могли себе такого позволить — номады целенаправленно двигались так, чтобы добиваться своих целей. Знание местности и экологических особенностей этих 4000 километров в горах позволяли нашим предкам отслеживать сезонную продуктивность травы на пастбищах и поступать соответственно. Постепенно на карте обозначились самые протоптанные из века в век конницей кочевников маршруты. Так была составлена модель «накопления потоков» кочевой конницы.

Указанная модель предлагает такие опции как плотность пастбищного покрова в динамической ретроспективе. На стороне Майкла Фрачетти оказалась сама природа – пастбища, простирающиеся вдоль этих 4000 километров в горах, за последние несколько тысяч лет сильно не изменились. Особенно маршруты, которыми кочевники уходили с гор назад на равнины – они протаптывались в течение многих и многих поколений.

Получается следующее –

ранняя эволюция Великого шелкового пути формировалась под влиянием кочевников и их сезонных миграций,

обоснованных на знании местности и особенностей ее поведения – когда, где и какие пастбища будут самыми привлекательными. Получается, что Великий шелковый путь, породивший большое количество цивилизационных процессов в виде развитой инфраструктуры, в форме городов, поселков и перевалочных пунктов, корнями растет из гармоничного сосуществования с природой. Получается, что в Евразии раньше было так:

отважные и авантюрные кочевники – люди, органично существующие в природе, пробивали самые выверенные маршруты, а следом за ними шла технократическая оседлая цивилизация

постепенно поглотившая кочевничество, как большая вода поглотила великую и легендарную цивилизацию Атлантиды, хранительницу самых сакральных знаний о природе и мироздании.