Астана
Сейчас
-11
Завтра
-13
USD
371.31
0.00
EUR
419.32
0.00
RUB
5.59
0.00

Салафизм как угроза ценностям независимого Казахстана

Даже беглый анализ основ салафизма показывает — это учение отрицает терпимость и мультиконфессионализм.

Сегодня проблема терроризма и экстремизма в Казахстане интересует любого жителя страны. Новости от спецслужб не то чтобы пугают, но заставляют серьёзно задуматься. Нельзя преуменьшать опасность. Существует реальный враг, который ставит перед собой абсолютно конкретную цель: разрушение государства Казахстан. И этого врага нужно знать в лицо.

11 сентября в Казахстане

Прошедшее лето запомнилось двумя шокирующими по своей наглости и жестокости открытыми вылазками террористов в Актобе и Алматы. Но значительно больше сегодня шокирует информация, что ещё могло произойти в городах Казахстана.

Как сообщил недавно Сакен Мынбаев, представитель антитеррористического центра КНБ, в стране было предотвращено масштабное «11 сентября» с угоном самолётов и атаками на государственные учреждения, органы госуправления и места массового скопления людей. По указаниям зарубежных единомышленников местные казахстанские радикалы искали объекты для серии одновременных атак в ряде городов.

— Источниками средств должны были стать отечественные бизнесмены, – сообщил в частности С. Мынбаев. – Боевики планировали похищение их близких с целью получения выкупа. Также радикалы собирались устроить кровавую бойню в общественных местах – произвести взрывы во время массовых концертов по примеру парижских терактов 2015 года.

Речь, по информации КНБ, идёт о транснациональной группировке, которая готовила серию синхронных атак в Москве, ряде российских и казахстанских городов. В феврале пять человек из состава этой группировки были задержаны в Астане и в последующем осуждены. Среди них были граждане Казахстана, России и Таджикистана.

— Третья  группа радикалов, которую недавно задержали в Алматинской области, выбрала для своих атак воинские части Пограничной службы и Министерства обороны РК, – сообщил представитель КНБ. – Под прицел террористов попали высокопоставленные сотрудники силовых структур и представители Духовного управления мусульман Казахстана. Так, в Карагандинской области обезвредили членов сразу двух группировок. Они планировали взрыв в воинской части возле Балхаша. Во время спецоперации задержали восемь террористов, один погиб в результате самоподрыва.

Ценности под ударом

Осмысливая масштабы этой деятельности, легко прийти к выводу, что сегодня мы имеем дело уже не с серией разрозненных атак каких-то отдельных фанатиков, о чём можно было говорить в 2011-12 годах. Перед нами целенаправленная спланированная война, целью которой является уничтожение самих основ государства Казахстан. Фанатики, идейно подготовленные и обработанные в рамках псевдорелигиозных сект, щедро финансируемых из некоторых стран Ближнего Востока, стремятся разрушить фундаментальные опоры казахстанского общества – мультиконфессионализм и полиэтничность, синтез разных культур, взаимную толерантность людей разных этносов и вероисповеданий. Радикалы прикрывают религией свою идеологию тотальной ненависти, согласно которой они считают возможным и необходимым уничтожать всех, кто мыслит не так как они, кто верует в Бога по-иному, придерживается других мировоззренческих ценностей. Собственно, именно этим они уже и занялись в рамках так называемого «джихада», объявленного нам и нашему государству.

Спецоперация в Актобе

Спецоперация в Актобе

Чего хотят радикалы?

Кто все эти люди? Уже неоднократно, в том числе и на самом высоком уровне, было указано на принадлежность всех совершавших или готовивших теракты в Казахстане к исламистскому радикальному течению салафитов. Собственно, различных течений в исламе существует великое множество. Изучение их особенностей и отличий – это в подавляющем большинстве случаев лишь сфера интересов учёных-религиоведов. Подавляющему большинству людей малоинтересны особенности, например, ханбалитского мазхаба в исламе, отличие англиканской церкви от немецкой пресвитерианской и тому подобное.

Но с салафитами всё по-другому. Дело не столько в том, что своим вероучением они противопоставили себя всем остальным мусульманам, сколько в радикализме приверженцев этой секты. Некоторые радикалы считают нормой убийство любого, кто не согласен или не разделяет взглядов её адептов. Собственно,

здесь заканчивается религия и начинается криминал, которым манипулируют заинтересованные в дестабилизации внешние силы

Опыт ряда стран Ближнего Востока наглядно показал, что в настоящее время именно салафитская идеология стала одним из основных практических инструментов разрушения светских государств. Именно такие цели открыто ставят перед собой приверженцы этого течения и в Казахстане.

Сама идеология этого течения направлена на формирование противостояния светскому государству и его разрушение,

– замечает директор Центра научных исследований и анализа при Комитете по делам религий Айнур Абдирасилкызы в интервью «Егемен Қазақстан». – Основная их цель – отрицание ценностей светского государства и установление идей халифата. Соответственно, салафиты считают и руководителей, не выносящих решений по шариату, и всю страну, которой они управляют, «кафирами» (неверными). Такое государство и его власти салафиты называют «грешным» и объявляют им «джихад».

Рядом с этим германский фашизм покажется «ласковым»

Анализ уже совершённых террористических актов, а также показания террористов на следствии и в суде свидетельствуют как раз о том, что

приверженцы радикальных взглядов ставят перед собой именно уничтожение светских основ казахстанского государства

Основу их системы ценностей составляет идеология ненависти. Для них

неприемлема любая толерантность – и не только к представителям иных религий, но даже к другим мусульманам,

которые не разделяют их воззрений. И мусульман, и немусульман радикалы объявляют «неверными» и считают необходимым уничтожать. Чем, собственно и занимается на подконтрольных ей территориях террористическая организация ИГИЛ, отрезая головы женщинам и детям. Наверное, более человеконенавистнической идеологии земная цивилизация ещё не знала. Как ни цинично это прозвучит, но даже германский фашизм 1930-40-х годов в сравнении с этой системой взглядов выглядит намного «гуманнее» и «человечнее».

– Салафитам свойственно отрицание гражданских понятий «нация» и «национальные ценности», – объясняет Айнур Абдирасилкызы. – Также это касается и понятия национальных традиций. Так,

многие казахские народные традиции они считают проявлением многобожия и причисляют к «бида» (заблуждениям)

Приверженцы этой секты в ряде регионов целенаправленно идут на разрушение могил, чего раньше никогда у нас не было. Более того, они отрицают всю нашу многовековую исламскую историю, пытаясь доказать, что так называемый «истинный» ислам пришел в Казахстан только после обретения независимости (подразумевая под «истинным» лишь собственное учение). Важно иметь в виду, что салафитам, считающим представителей других конфессий «кафирами», чуждо чувство толерантности в принципе.

Они совершенно не осуждают убийства или ограбления представителей другой веры,

говоря, что «имущество неверных для нас – халал, в любое время мы можем отнять его у них». Уже исходя из этого, салафитское течение крайне опасно для многоконфессионального Казахстана», – подытоживает представитель Комитета по делам религий.

Опасность либерального подхода

Однако смущает, что при очевидной опасности данного вероучения у нас до недавних пор относились к нему достаточно либерально. В казахстанских властных структурах и религиозных объединениях уже довольно давно идёт дискуссия о необходимости законодательно запретить в стране радикальные течения, проповедующие антигосударственные и человеконенавистнические идеи, в том числе такие, как салафизм. Одни высказываются решительно «за», говоря, что нельзя делить радикалов на более и менее умеренных, подобно тому как нельзя говорить об «умеренных» и «неумеренных» преступниках.

Другие (в том числе многие либералы) выступают против запрета, отмечая, что у нас конституционно гарантирована свобода совести и любой человек волен придерживаться любых религиозно-философских взглядов. А государство, мол, не вправе его преследовать до тех пор, пока он не совершил ничего противоправного. Третьи возражают, что с таким либеральным подходом к вопросам свободы совести можно далеко зайти: получается, что можно проповедовать и фашизм, и сатанизм, и другие подобные деструктивные философии?

Некоторые эксперты, анализируя сдержанность властей в вопросах законодательного противодействия радикальным сектам, с тревогой заговорили даже о «салафитском лобби» во властных структурах.

Враг назван

Ряд сигналов говорит, что в Казахстане на самом высоком уровне определились по поводу того, что делать с поднимающими голову радикалами. Одним из таких сигналов стало выступление президента Назарбаева сразу после теракта 5 июня в Актобе. Глава государства тогда акцентировал внимание на том, что чудовищное преступление совершили именно приверженцы салафизма. Этот акцент в выступлении президента один из видных политологов тогда прокомментировал очень коротко и ёмко: «Враг назван».

Теракт 18 июля в Алматы стал следующим сигналом. В комментариях МВД было заявлено, что террорист Кулекбаев был не просто приверженцем неких «радикальных течений» (как обычно расплывчато говорили о террористах ранее), а что во время своего срока заключения он проникся именно идеями салафизма.

После назначения Карима Масимова главой КНБ, а Дариги Назарбаевой – председателем сенатского комитета, курирующего силовой блок, новая политика государства в отношении религиозных радикалов, да и религиозных вопросов в целом, стала обретать уже более-менее ясные очертания. Так, одним из первых заявлений Назарбаевой в качестве председателя комитета стали слова о том, что силовым структурам необходимо предоставить новые широкие полномочия по отслеживанию и упреждению деятельности псевдорелигиозных фанатиков. Сенатор также крайне резко высказалась по поводу либерализма властей в религиозных вопросах:

«Недавно я узнала, что у нас есть халяльные детские сады. Я просто возмущена. Мы в каком государстве живём: в светском или в религиозном?»

Назарбаева отметила, что в вопросах противодействия терроризму и религиозному экстремизму казахстанские власти до сих пор боролись не с первопричинами, а с их последствиями.

«Какое государство мы хотим построить: светское или религиозное? Где у нас баланс между светскостью и религиозностью? Насколько привнесённые извне религиозные каноны сегодня соответствуют нашему светскому законодательству? Где они расходятся и где вступают в противоречие? Необходимо разобраться в этом. Чётко ответив на эти вопросы, нам будет легче принимать какие-то осознанные решения. Сегодняшние решения, которые, безусловно, нужно выполнить, не убирают причины, сейчас мы боремся со следствиями», – сказала глава комитета.

Всё это достаточно явные признаки того, что времена «мягких подходов» и привычного либерализма в религиозном регулировании проходят. С теми же салафитами, очевидно, власти будут работать уже по-иному. Об этом свидетельствует и подготовка к созданию нового министерства по делам религий, и ряд широко не афишируемых действий властей и спецслужб, в числе которых, например, недавно организованный месячный «десант» высшего руководства и всей элиты силового корпуса в Актюбинскую область. Туда же выехали представители Комитета по делам религий, руководство прокуратуры, некоторых других ведомств.

По некоторым данным, в Актюбинском регионе идёт тотальная проверка действующих мечетей

Ещё один сигнал – наметившееся изменение подходов уголовного права к наказанию за террористические преступления. При презентации в мажилисе законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам противодействия экстремизму и терроризму» стало известно, что значительно ужесточаются уголовные санкции против террористов. В том числе и потенциальных, то есть только уличённых в подготовке к терактам. В частности,

таких людей предлагается сразу же лишать гражданства, как принято во многих государствах

«Законопроектом предусматривается внесение поправок в пять кодексов и 19 законов, – комментирует заместитель председателя КНБ РК Марат Колкобаев. Так, в УК РК резко усиливаются меры наказания за террористические преступления, вводится обязательная конфискация имущества всех осуждённых за экстремизм и терроризм».

Также, как отмечает представитель КНБ, будут законодательно закрепляться дополнительные полномочия спецслужб, позволяющие им более эффективно и на ранних стадиях выявлять экстремистски настроенных людей.

Ненависть в глазах вместо любви

Врага всегда нужно знать в лицо. Это особенно важно, когда против твоего государства ведётся открытая война на уничтожение. Чем бы ни прикрывался враг, за какими бы священными книгами и именами великих пророков ни прятал своих намерений, суть их известна. Он стремится разрушить сами основы нашей казахстанской идентичности, посеять ненависть между людьми. В Казахстане явно происходит осознание всей степени масштабности и опасности деструктивных течений, прикрывающихся религиозной риторикой, но по сути своей, как об этом неоднократно заявляли представители духовенства, не имеющие с верой в Бога ничего общего.

«Ислам – это религия добра и любви, – говорит Абдукарим Жангельды, имам одной из мечетей Алматинской области. – Мусульмане – добрейшие люди, так было всегда во все времена. Их сердца всегда открыты, на их лице всегда улыбка, они всегда вам помогут, отдадут последнее. Вот по этому признаку как раз очень легко отличить того, кто только выдаёт себя за мусульманина, в душе им не являясь.

В его глазах вместо любви – ненависть. Он лишь говорит от имени Бога, действует же от имени сатаны

Сейчас нам всем надо быть внимательнее, надо вовремя видеть таких людей и успеть остановить их, пока они не сделали своё чёрное дело».

К чему приведет запрет салафизма? Мечеть Алматы отвечает на вопросы

Идеологи салафизма работают в госорганах Казахстана (Обзор казахской прессы)

Радикалы не бывают умеренными и неумеренными — Даниал Ахметов