«Наши дети — казахи, и мы стали казахами». Американская история усыновления

15226

Одиннадцать лет назад семейная пара Кэтрин и Мэтт Уайли из американского штата Вирджиния усыновила Эйбла (Алмаза), воспитанника детского дома в Костанае. Спустя некоторое время они удочерили Сабину. Теперь Эйбл и Сабина растут в большой дружной семье. Их родители стараются, чтобы дети не забывали о своих корнях.

famaly (34 of 87)

famaly (44 of 87)

Сердце размером с дом

У Кэтрин свой бизнес по производству детской одежды, а Мэтт — владелец цеха по производству мебели из натурального дерева. Несмотря на занятость, Эйбл и Сабина воспитывают еще четверых детей. Они рассказывают о своих усыновленных детях и о том, как они к этому пришли.

— Быть мамой шестерых детей не так-то просто. Но я не жалею о своем решении, всегда мечтала о большой семье. Когда люди видят нашу семью, задают вопрос: почему мы решились на усыновление? Ответить сложно…

Мэтт продолжает:

— В прежние времена люди забирали осиротевших детей соседей или родственников  в свои семьи, это было обязательной традицией. Сейчас усыновление — это  желание сердца,  которое невозможно объяснить логикой. Ты хочешь этого и делаешь. Мое сердце маленькое, размером с кулак, но любовь к детям  делает его огромным, как этот дом.

famaly (12 of 87)

— У нас не было проблем со здоровьем, когда мы с Кэтрин поженились, — продолжает Мэтт. — Поначалу думали, что заведем своего малыша, но потом пришло четкое понимание, что первым должен быть усыновлённый ребенок. Мы обратились в агентство по усыновлению, где были самой молодой парой — тогда нам было по 26 лет.  Для нас не имело значения, какой нации будет ребенок. Единственное условие: мы не хотели детей из России или Китая, потому что желающих взять детей из этих стран было и так много. Во многих странах, куда мы обращались, был очень долгий процесс усыновления, кроме Казахстана. Кэтрин изучала русский язык в университете, и это стало еще одним плюсом для выбора страны.

 mother (1 of 1)-5

— Когда мы усыновили Эйбла, ему было всего девять месяцев, — вспоминает Кэтрин. — Мы не выбирали его, нам прислали фото из детского дома Костаная. Когда посмотрели на фотографию Эйбла, я сразу без всяких сомнений приняла его, как своего сына. Я распечатала снимок в большом формате и показывала его всем, даже незнакомым людям в супермаркете и с гордостью говорила: это мой сын! Они отвечали мне улыбкой и поздравляли. Когда женщина беременна, все видят ее большой живот. Но я была беременна мечтой и получила реальное подтверждение, что у меня есть сын.

mother (1 of 1)

— Эйбл был очень спокойным малышом, хорошо спал, не капризничал, не болел. Я так любила его, что не хотела выпускать из рук. Обычно детей укладывают отдельно в кроватке, но мысль, что он спит там, отдельно от меня, мне не нравилась. И я приобрела повязку беби-слинг, в которой удобно держать ребенка, прижав к себе. Так Эйбл был всегда рядом, возле моего сердца. Может, это было неправильно, ведь это был мой первый материнский опыт, но я хотела, чтобы он чувствовал себя в безопасности и ощущал мою любовь.

famaly (20 of 87)

— Сейчас Алмаз вырос, но мы по-прежнему обнимаемся, как в те времена, когда он был младенцем. Он такой же ласковый и нежный, как в детстве, между нами сильная связь. Когда мы его привезли, наши с Мэттом родственники собрались в аэропорту. Даже старый дедушка приехал из больницы, чтобы увидеть нашего малыша. Ведь Алмаз — первый внук и сын. Для нас всех это было большое событие. После меня и Мэтта Эйбл больше всего привязан к бабушке и дедушке, моим родителям. Многие дети, растущие в детдомах, не такие. Это большая работа — наладить отношения, ведь душевное родство складывается из множества небольших шагов до того момента, когда ребенок открывается и показывает, как нуждается в твоей ласке и внимании.

famaly (27 of 87)

famaly (13 of 87)

famaly (31 of 87)

«Подарите мне сестренку»

Эйбл учится в элитной частной школе для одаренных детей. Он один из самых лучших студентов, учителя его хвалят.

— Он перечитал все книги, которые есть дома, особенно нравится история, — рассказывает Кэтрин. — Наверное, будет профессором истории. Я горжусь им. Он вообще очень умный и способный мальчик.

famaly (28 of 87)

— Через несколько недель после того, как мы забрали Эйбла, я узнала, что беременна Сайрусом. Вначале я переживала, что не будет достаточно времени для Сайруса или для Эйбла. Но в итоге все получилось очень хорошо. Мальчики настолько близки, что не могут находиться друг без друга и несколько часов. Если кто-то из них уезжает, второй себе места не находит, ожидая, когда брат вернется. Такая же ситуация и с девочками. Все мои дети дружны между собой, нет никакой разницы между биологическими и усыновленными детьми.

famaly (18 of 87)

— После Эйбла мы решили усыновить второго ребенка. Мальчики дружны между собой, но мне всегда хотелось, чтобы Эйбл не чувствовал себя одиноким в компании светлокожих детей. Ему было четыре года, когда он попросил меня подарить ему коричневую, как он, сестренку. Я подумал, если малыш в таком возрасте просит, значит, это для него важно, — рассказывает Мэтт.

famaly (10 of 87)

— Компания, которая помогла нам усыновить Эйбла, обанкротилась. Но к счастью, у нас уже были хорошие контакты среди казахов. Мы помогли детдому построить игровую площадку, сам директор оказался светлым человеком, добрые люди помогли нам найти и удочерить Сабину.

famaly (5 of 87)

famaly (33 of 87)

Выбор ребенка — это стресс

— С Сабиной было все по-другому. Если Эйбла выбрали за нас, то за Сабиной надо было ехать и выбирать самим. Перед поездкой мы долго думали. Это было сильное психологическое давление. Осознание того, что мы должны выбрать только одного ребенка среди множества других, как в магазине, было стрессом. Самый тяжелый момент наступил, когда мы приехали в детдом. Мы молились, чтобы Бог сделал выбор за нас . Сабину мы нашли в другом детдоме. Если Эйбл рос любимчиком воспитательниц, да и руководство делало все, чтобы создать теплую атмосферу в детдоме, то Сабине не так повезло.

famaly (34 of 87)

Когда я увидела ее, она кричала и плакала так сильно, что у меня появились слезы. Я уже знала, что это моя дочка. В 19 месяцев у нее уже была нарушена психика и  мне было важно как можно быстрее ее забрать. С Сабиной мы провели шесть недель. А когда вернулись в  Америку, я забеременела своей второй дочерью. Пока мы уладили все дела с документами, прошло немало времени. Мэтт отправился за Сабиной один, так как я уже не могла выдержать перелет. Я накупила много красивой одежды, чтобы дочка поскорее избавилась от старой, которую ей приходилось носить в детдоме. Когда Мэтт нес Сабину на руках, все обращали на нее внимание, хотели потрогать, поцеловать. Она была такой милой и сладкой малышкой.

famaly (37 of 87)

famaly (40 of 87)

— Первые годы воспитания были очень тяжелыми. Сабина не разговаривала, была скрытной и социально закрытой. Но я всегда знала, что это мой ребенок и что она тоже Уайли. За семь лет Сабина очень изменилась. Она занимается плаванием, конным спортом, хорошо учится в школе. Активный образ жизни раскрывает ее характер, изменяет к лучшему. Она настолько моя дочь, что у нее даже волосы с золотистым отливом, как у меня, и моя улыбка. Незнакомые люди часто принимают Сабину за мою биологическую дочь, говоря, что просто, наверное, муж азиат.

famaly (41 of 87)

famaly (35 of 87)

— Когда мы поехали за Эйблом, не сидели дома, все свободное время посвящали изучению казахской культуры.

Мы хотели не просто забрать ребенка и сделать его американцем, мы впитывали знания, чтобы потом передать ему.

famaly (43 of 87)

famaly (45 of 87)

famaly (46 of 87)

famaly (47 of 87)

Бизнес как способ помогать людям

Бизнес Кэтрин — социально ориентированный, у нее даже есть виды на Казахстан:

— Когда Эйбл был маленьким, я использовала беби-слинг, чтобы мы всегда были вместе. Мне очень нравилась  продукция фирмы, выпускающей такие повязки, — они были продуманными и качественными. Когда владельцы решили продать бизнес, его купила я. Но мне хотелось не просто  получать прибыль, но еще и помогать. Как-то я побывала на Гаити и узнала, что местным женщинам приходится работать, чтобы прокормить детей, а мужчины сидят дома. Женщинам приходится  оставлять детей дома, и эти повязки удобны для того, чтобы работать вместе с ребенком. Я заключила договор с общественной организацией, которая помогает матерям. Если в Америке продается одна повязка, то вторая передается в дар бедной женщине с Гаити, — рассказывает Кэтрин.

mother (1 of 1)-2

— Сейчас моя компания двигается дальше, планирую производить линию детской одежды. И в этот раз я бы хотела сделать, как в Гаити. Если покупают один комплект, то второй обязательно отправлять на благотворительность в Казахстан. Мои дети связаны с этой страной и хочется сделать что-то хорошее и полезное для родины, земли, подарившей мне детей. Мне необходимо найти  фонды или людей, с которыми можно создавать честные, доверительные отношения.

famaly (49 of 87)

— Когда получают американский паспорт, национальность стирается, человек исчезает в этой огромной массе. С самого начала мы с Кэтрин решили, что с нашими детьми так не будет, — говорит Мэтт. — Если Сабина и Эйбл казахи, то они должны оставаться казахами. Не надо забывать свои корни. К нам обратился казахстанский сотрудник, помогавший с усыновлением. Он спросил, готовы ли мы помочь двум студентам из Казахстана, приехавшим по обмену в Америку? Мы с Кэтрин с удовольствием пригласили их к себе. Хотелось, чтобы мои дети знали о своей стране. Вот эти молодые люди и помогли нам понять культуру, ментальность казахского народа. Они готовили казахскую пищу, учили нас языку и национальным играм. Мы сдружились, они стали частью нашей семьи. Мы были настолько заинтересованы изучать родину наших детей, что сами не заметили, как полюбили все казахское.

Теперь смело можем сказать — не только наши дети казахи, но и мы стали казахами

famaly (54 of 87)
famaly (58 of 87)
famaly (59 of 87)

famaly (62 of 87)

famaly (64 of 87)

famaly (87 of 87)

famaly (73 of 87)

— Я простой парень, зарабатываю своими руками и стараюсь учить сыновей мужским вещам. Тем более, что Эйбл мой первый сын. В Казахстане у меня есть друг, координатор, который помог с усыновлением. Как-то даже вместе ездили на стрельбище. Он готов встретить нас в любое время. В этом году Эйблу исполнилось 12 лет, ему пора приобщаться к мужским делам. На следующий год планирую полететь с ним в Казахстан и показать охоту. Я был бы рад, если бы мой сын узнал и полюбил свою родную страну.

Фотографии Каната Бейсекеева

 

# # # #
Загрузка...