Проект «Новый Ближний Восток»: крах или реализация?