Президентские выборы и растущий экстремизм как причины ужесточения Уголовного кодекса Казахстана

3635

Новшества в Уголовном кодексе Казахстана сегодня не критикует только ленивый. Но при ближайшем рассмотрении в ужесточении законодательства можно увидеть не только попытку противостоять растущему экстремизму, но и желание защитить грядущие президентские выборы от террористических провокаций.

Хью Уильямсон

Хью Уильямсон

Не так давно на просторах интернета появилось письмо от Хью Уильямсона, исполнительного директора подразделения Human Rights Watch по Европе и ЦА, адресованное генеральному прокурору РК, в котором представитель международной организации делится опасениями и рекомендациями относительно некоторых положений Уголовного кодекса РК. Суть вопроса в том, что новый Уголовный кодекс (УК) был дополнен более чем 70 статьями, где наказания за одни преступления, в целях гуманизации уголовного законодательства, стали мягче, а другие, напротив, оказались более жесткими. В этом плане в СМИ наибольшей обструкции подверглись статьи,  предусматривающие наказание за распространение заведомо ложной информации. Однако хотелось бы обратить внимание на несколько иной аспект, а именно — новую редакцию статей УК о терроризме и экстремизме (глава 9 УК «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка ст. 233-258).

Теперь террористическим преступлениям посвящен целый ряд статей — от 161 до 239. Причем уголовной ответственности подвергаются любые лица, пропагандирующие эти антиобщественные явления или призывающие к совершению акта терроризма, распространение материалов и прочее, за исключением лиц, участвовавших в подготовке акта терроризма, но своевременно предупредивших государственные органы,  или иным способом способствующих предотвращению теракта.

Казалось бы, для чего собственно вводятся новые статьи? Ведь даже старая редакция УК регламентировала жесткое отношение к подобного рода преступлениям. Но надо понимать, что многие сегодняшние нововведения, в том числе и уголовном законодательстве, связаны с ухудшением национальной безопасности.

Геополитика и Уголовный кодекс

Талгат Мамырайымов

Талгат Мамырайымов

С точки зрения политолога Талгата Мамырайымова, в первую очередь данные новшества напрямую связаны с выводом войск международной коалиции из Афганистана, который начнется в конце 2014 года.

— Согласно договору, который новое правительство Афганистана подписало с Вашингтоном еще в сентябре, в следующем году в Афганистане останется лишь небольшой американский воинский контингент, — отметил эксперт в разговоре с 365.info.

Согласно новому документу, иностранные спецподразделения могут оставаться в стране для участия в контртеррористических операциях и других мероприятиях для помощи афганским правительственным силам. Таким образом, в Афганистане со следующего года останется около 12 500 иностранных военных, из них около 9 800 — американцы. Однако к концу 2015 года этот контингент сократят еще в два раза — перед полным выводом из Афганистана в 2016 году.

Итак, НАТО продолжает сокращать численность своей миссии в Афганистане, передавая контроль за безопасностью в стране местным правительственным силам. Но как эта политика отразится на близлежащих странах? После вывода войск из Афганистана, можно предположить, что ситуация там будет обостряться. Движение «Талибан» уже сейчас, по сути дела, контролирует общественно-политическую ситуацию на большей части территории Афганистана. Кроме того, нельзя не учитывать и интерес других мировых игроков, заинтересованных в дестабилизации обстановки в Афганистане. В конечном итоге, все это может дестабилизировать обстановку во всем Центрально-Азиатском регионе. «В геополитических целях может быть использовано движение «Талибан» и другие террористические организации, которые проходят подготовку на афгано-пакистанском приграничье, в районе Вазиристана», — считает Талгат Мамырайымов.

Своеобразным ответом на происходящие движения можно считать и последнее заявление террористической организации «Исламское государство» о намерении присоединиться к движению «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ). В связи с этим политолог не исключает риска экспорта экстремистской идеологии и на нашу территорию, а также появления террористических экстремистских ячеек. Идеологическая почва для этого уже готова, например, для широкого развития радикального салафитского движения джихадистского толка. Соответственно, опасаясь этого, власти Казахстана и ужесточают законодательство.

С другой стороны, нельзя не заметить, что подобные шаги могут привести и к непредсказуемым последствиям. В этой связи стоит признать, что опасения, высказанные Хью Уильямсона (Human Rights Watch), вполне обоснованы. Ибо, как говорится, все могут попасть под одну гребенку. Ведь, по сути, нет никаких гарантий, что под общий пресс уголовного законодательства не попадут простые граждане, волею судьбы вдруг оказавшиеся не в том месте, не в тот час.

— Эта ситуация несколько напоминает 30-е годы сталинских репрессий. Благо, в этом законодательстве еще оставляют возможность вмешательства судьи. Но, если анализировать эту процедуру в рамках международного права и в рамках нашей Конституции, мне кажется,  это антиконституционное решение. Есть многие моменты, которые нарушают права человека. Возможен момент произвола во вменении уголовного проступка человеку. После введения этого уголовного законодательства можно будет взять и осудить, просто потому что он не понравился, — говорит политолог.

Влияние приближающихся президентских выборов

Вместе с тем, анализируя ситуацию, нельзя исключать и другие причины ужесточения уголовного законодательства РК. В частности, возможно, данные действия властей страны связаны с реорганизацией правительства. Своего рода нечто вроде облегченного варианта правительства, когда им будет легче управлять, когда правительство будет подконтрольно президентской ветви власти и другим общественным игрокам.

Следующим моментом может быть и тот факт, в результате которого у главы кабинета министров сокращаются полномочия. Ведь теперь с введенными новшествами каждое министерство само решает свой круг вопросов без оглядки на главу правительства.

— Ведущую роль в политической системе играет премьер-министр. Понимаете, чем это пахнет? Мне кажется, цель всех этих пертурбаций связана с ожидающимся транзитом. Известно, что в 2016 году истекает срок полномочий Назарбаева и, по идее, уже в следующем году он должен будет заявить: будет ли он баллотироваться на следующих выборах или нет, — отметил политолог.

Хочу напомнить, что в соответствии с практикой электорального процесса, все заинтересованные игроки должны к этому готовиться как минимум за год. То есть в следующем 2015 году начнется подготовка к президентским выборам 2016 года. Учитывая, что главе государства так или иначе надо будет назначить преемника в соответствии с конституционными процедурами, можно предположить, что все нововведения  подчинены тому, чтобы этот процесс прошел плавно. Естественно, предусмотрен вариант нейтрализации оппонентов, которые теоретически могут использовать внешние силы, в том числе и экстремистские.

Но в конечно итоге нельзя не признать, что в данном случае изменения в уголовное законодательство являются не чем иным, как борьбой с ведьмами. Ведь политических оппонентов президенту на внутриполитическом поле Казахстана фактически не осталось. А если они и появляются, то, как отмечает политолог, разве что по мановению президентской администрации.

С учетом всех этих обстоятельств трудно не признать, что нововведения в Уголовный кодекс оправданы, но лишь в виду геополитических рисков.

# # # #
Загрузка...