Нур-Султан
Сейчас
9
Завтра
5
USD
424
+1.83
EUR
497
+0.08
RUB
5.57
+0.04

Взрослые дети

230

Дети – превосходные учителя жизни. Зачастую, когда взрослые начинают «примерять» к ним свои теории, системы и принципы, малыши, полные жизненной энергии и непосредственности, отвечают очень непредсказуемо, порой попросту перевоспитывая тех, кто брался воспитывать их.

Именно таким эпизодом стала для меня работа с 7-милетним Али. Большое спасибо его родителям за терпение, за то, что дали возможность своему ребенку найти путь к выздоровлению. И за то, что я оказалась соучастницей этого процесса.

Маленький тиран

Началось все с того, что папа с мамой привели 7-летнего мальчишку и начали разговор с фразы: «в общем-то все в порядке, только друзья говорят, что нам стоит обратиться к психологу…». Когда я слышу эту фразу, то понимаю – случай меня ждет не простой. Так и оказалось.

Родители наперебой рассказывали о своем чудо-малыше – организованный, ответственный, способный… Только почему-то при всех его талантах и незаурядности он был монстром для всех окружающих. С ним невозможно было справиться, он верховодил не только родителями, но всеми близкими родственниками.

Родители объясняли для себя это поведение врожденным управленческим талантом сына, (которым они гордились бы, если бы это поведение не портило их собственную жизнь) и не хотели этому препятствовать.

Перевернутые отношения

В ходе разговора выяснилось, что родители – сторонники «демократического воспитания»: семейные проблемы обсуждают вместе с ребенком, предоставляя ему право выбора поведения в той или иной ситуации. Убеждены, что это учит ребенка брать на себя ответственность за свое поведение. Цель похвальная, но всему свое время – и в 7 лет это не самая лучшая стратегия воспитания ребенка.

Во что вылилось такое отношение ребенку, я увидела на первой встрече с Али. Передо мной предстал мальчик, который старался показаться мне умудренным опытом мужчиной – он хотел обсуждать со мной рестораны и взрослые фильмы. Это в семь-то лет!

Как «открыть» ребенка?

Мы с Али начали проводить игровую терапию – на мой взгляд, один из лучших способов наладить диалог с ребенком, понять его проблемы и в то же время показать ему способы их решения. У терапии есть свои правила, свои приемы – в конце концов, это не просто игра или разговор по душам. Это попытка войти в мир ребенка – с его разрешения, с его помощью. И поговорить с ним на его языке – языке символов и ассоциаций.

В ходе игры Али никак не мог усидеть на месте, сконцентрироваться на чем-то одном ему было трудно. Сюжет в игре менялся со скоростью света – Али перескакивал с одного на другое. Но все сценарии наших игр объединяло одно – везде и всегда взрослые представали беспомощными и какими-то нелепыми. Из разных неурядиц их спасали дети. У меня сложилось впечатление, что родители и сын в этой семье поменялись местами – и это не пошло на пользу никому из них.

То, что взрослым казалось ростом ответственности ребенка, оказалось очень тяжелой ношей для 7-милетнего мальчика. Казалось, что мальчик воспринял свою роль в семье как контролера. Не мудрено, что в этой ситуации со своими страхами и опасениями ребенок справлялся как мог, исходя из своего не очень большого жизненного опыта.

Безопасность

Так игровая терапия с Али привела меня к необходимости работы с его родителями. Надо сказать, это достаточно типичная ситуация, когда проблемы детей коренятся в головах их родителей.

Беседовала я одновременно и с папой, и с мамой мальчика. Разговор шел о необходимости отделения взрослого мира от детского. О том, что каждый из нас открывает мир для себя постепенно – и о том, что ребенку тяжело принять сразу весь объем знаний и ответственности. Важно понять, что для ребенка одна из главных потребностей – безопасность. Которую Али не мог чувствовать из-за вовлечения родителями в не по возрасту сложные для него проблемы. Получилось так, что родители предлагали неопытному, многого не знающего человечку контролировать ситуацию – и он старался делать это, исходя из своего небольшого опыта. Старался, как умел. Но только дело в том, что по-настоящему он и не умел этого делать – и просто не мог.

Полезные запреты

Решение этой задачки я начала с родителей. Предложила им обсуждать семейные проблемы в отсутствие сына. И самое главное – объяснила важность установления границ дозволенного и введения для ребенка запретов.

Почему запреты оказались так важны и полезны? Потому что, по сути, это границы, внутри которых ребенку безопасно. И родители, по хорошему, обязаны быть его «пограничниками».

Мир для ребенка огромен и порой очень страшен. Последовательные и разумные правила и запреты создают зону, в которой ребенок находится в безопасности. Если же этих правил нет – ребенок испуган. Своего опыта у него нет, и понять, что к чему не так-то просто. Что завтра ждать от родителей? Как они будут себя вести?

И вот здесь начинается бунт. Ведь если ребенку непонятно, что можно, а что нельзя, он начинает проверять границы своим поведением, как бы спрашивая: «а это – можно?».

Но если обычно родители здесь видят неуправляемого ребенка, то психолог – человечка, который словно требует, чтобы вместо дырявого забора были четкие и ясные границы и был единый закон, а не анархия. Хорошо, когда в семье есть оговоренные правила, что дозволено всем и всегда, что – никогда. Например, с учетом возраста дети ложатся спать в 22.00, а взрослые это регулируют сами. Хорошо, когда оговорены и исключения – сон в новогоднюю ночь, например.

Таких запретов и ограничений может быть немного, и они должны быть разумными, адекватными, понятными самим родителям. И если уж вы потребовали что-то от ребенка, то настаивайте на своем. Не пускайтесь в долгие объяснения – это приведет к затяжным переговорам, и ребенок найдет повод не делать того, что вы от него ждете. Конечно, важно при этом понимание его чувств. «Я вижу ты сейчас злишься, но у нас дома правило – каждый убирает за собой грязную посуду».

Непростое решение

Воплощение этой стратегии в практику оказалось очень интересным – выяснилось, что далеко не все готовы к «режиму закона».

Следить за тем, чтобы правила последовательно исполнялись, взялся папа. А для мамы это оказалось сложнее – и это стало создавать проблемы. Иногда она «жалела» сына:

– Ну, ладно, сегодня можно не спать до 12…

Это осложняло процесс возвращения Али в детство. Дело в том, что, когда родители не только непоследовательны в своих действиях, но и соперничают друг с другом, пусть неосознанно, в том, кто лучший родитель, ребенок не может поверить в то, что теперь точно безопасно. Ему как будто приходиться выбирать между родителями – с кем он? С тем, кто балует и многое позволяет, или с тем, кто надежен и постоянен, при этом требует? Ребенок ждет подвоха и никак не может расслабиться.

Так что мне пришлось говорить с родителями и о необходимости единого подхода в воспитании, чтобы в семье не сложился сценарий «добрый и злой полицейский», который только осложняет жизнь двойными стандартам.

Секрет современных родителей

Возьму на себя смелость предположить, что эта история отражает некоторые типичные проблемы многих семей. Родители Али пытались дать ему то, чего сами были лишены в детстве – и речь не только о сегодняшнем изобилии игрушек и сладостей. Кто из нас не говорил себе: «я точно не буду, как мои папа и мама»? Но воплощение этих благих намерений порой дорого обходится нашим детям.

Лет 30-40 назад запретов было намного больше, нежели сейчас (и порой их число зашкаливало все разумные пределы), и отношения с родителями были более «дистанционными». Сегодняшнее поколение родителей словно пытается это компенсировать, пытаясь превратить своих детей в своих друзей. И платят за это нервами и здоровьем детей.

Во всем нужна мера. Все-таки ребенку нужна защита и опора – а это дают не друзья, а родители. В том числе и с помощью разумных ограничений и запретов, дисциплины.

Перемены в ребенке

Как новый режим жизни воспринял сам Али? В наших сеансах игровой терапии он очень бурно выражал свой «бунт на корабле». Казалось, принять эти новые семейные правила ему очень сложно. А, с другой стороны, его игры стали более детскими, и он смог оставить эту уже прилипшую маску взрослого всезнайки. И в дальнейшем эти симптомы начали утихать, сходить на нет. Появилась свойственная возрасту спонтанность в игре. Али словно ожил, став тем, кем он и являлся – ребенком 7-ми лет со свойственными возрасту интересами и желаниями.

Впрочем, кое-что все же от былого «руководителя» он сохранил – его желание управлять нашло конструктивный выход в кружке юных лидеров. Только теперь оно не зашкаливало и не мешало жить семье, и помогало расти самому Али.

Алия Токбергенова, психолог семейно-психологического центра «Кидо»

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter